На главную
арт-центр и галерея современного искусства

г. Москва, ул. Пушечная, д. 7/5, стр. 2  м. Кузнецкий мост
Тел.: +7(495) 649 99 58 или +7 (926) 770 51 48
E-mail: info@artimex.ru

Дон-Кихот в прикнижной графике

Галерея современного искусства проводит цикл мастер классов по истории современного искусства, живописи, гравюры, экслибриса. Занятия проходит в Москве в самом центре. Занятия проводят опытные искусствоведы. Лекции расчитаны на самый широкий круг ценителей современного искусства, коллекционеров, меценатов.

В данной статье приводятся материалы к леции 

Дон-кихот в книжной графике

Я.Г.Добкин

 

Есть книги, которые меня потрясли, которыми я жил и с которыми навсегда связан памятью ума и сердца. Такое признание замечательного знатока и мастера книжного искусства, народного художника России Н.В. Кузьмина с полным основанием могли бы разделить многие почитатели «Дон Кихота», для кого эта удивительная книга поистине стала спутником жизни, душевной и нравственной опорой, источником творческого вдохновения.

Гениальное творение Мигеля ле Сервантеса Сааведры принадлежит к редкому числу тех про­изведений мировой литературы, чьи бессмертные образы — Дон Кихот, Санчо Панса, Дульсинея Тобосская — живут в человеческом сознании наряду с реально существовавшими историческими лицами. В силу такой их необычайной судьбы, образы эти постоянно привлекали к себе внимание людей различных сфер искусства, и, в первую очередь, искусства изобразительного.

Дон-Кихот экслибрисВ среде почитателей знаменитого романа Сервантеса издавна проявлялось желание запечатлеть его «зримые образы» на книжных знаках своих книжных собраний. Экслибрисы, возникновение которых восходит к се­редине XV века — начальному периоду книгопечатания, традиционно являющиеся книговладельческими знаками, своего рода «охранной грамотой» книги и библиотеки, вместе с тем, всегда символизировали извечное уважение и любовь человека к своему верному другу и собеседнику, его преклонение перед величайшим созданием духовной и материальной культуры — Книгой.

С того времени, когда к работе над экслибрисом стали обращаться виднейшие мастера книжно-графического искусства, этот жанр малой прикладной графики сделался областью серьёзных творческих поисков, чрезвычайно популярным в среде любителей книги, ценителей книжной и прикнижной графики. Небольшие графические листки — экслибрисы, созданные художниками в разную пору в разных странах, часто становились предметом обострённого внимания людей, глубоко интересующихся не только книжно-атрибутивной, но и эстетической стороной книговладельческих знаков. Появлялись увлечённые собиратели, тонкие ценители, исследователи и пропагандисты искусства книжного знака.

История знаков книголюбия с сюжетами, мотивированными выдающимися произведениями литературы, в частности, — посвященными гениальному творению Сервантеса, ещё на пороге изучения.

Что представляли собой и кому принадлежали первые библиофильские знаки, навеянные колоритными образами «Дон Кихота», установить пока не удалось. Можно лишь предполагать, что в первых таких книговладельческих эмблемах были использованы мотивы первых иллюстраций к роману, появившиеся в ряде европейских стран уже в XVII веке.

Впрочем, с известным допущением, мы могли бы конкретно назвать такого «первенца». Это — гербовый знак мадридской типографии Хуана де ля Куэсты. появившийся на титульном листе самого первого издания «Дон Кихота» в 1605 году (1-я часть романа). Знак этот имел форму вертикального овала — вензеля с изображением внутри него легендарной птицы Феникс, попирающей льва. Овал обрамлён надписью — латинским девизом: « Post tenebras spero lucem» — После мрака надеюсь на свет. Понятно, ставить равенство .между этой типографской эмблемой и экслибрисом, несмотря на общую для них в данном случае «прикнижность», нет достаточных оснований. Однако стоит напомнить, что у истоков зарождения традиции экслибриса лежат геральдическая символика и гербовая эмблематика. Именно гербовые знаки поначалу использовались родовыми дворянскими фамилиями как владельческие знаки, в том числе, и как книговладельческие. Известно, что ещё до появления термина «экслибрис» такие «доэкслибрисные» -геральдические знаки и эмблемы (так называемые «протоэкслибрисы») зачастую использовались не только книговладельцами, но и книгоиздателями, типографиями, книгопродавцами. Своего рода предтечей экслибриса, великолепно отразившим лучезарную идею  сервантесовского произведения, и представляется нам оригинальный типографский знак Хуана де ля Куэсты, увенчавший рождение бессмертного «Дон Кихота». Примечательно, что эмблема-девиз этого первого издания романа Сервантеса использовалась в дальнейшем в качестве композиционного элемента в некоторых экслибрисных работах на эту тему.

Дон Кихот экслибрисыМир современной экслибрисной «Донкихотианы» обширен и многообразен. В своей совокупности он интересно дополняет и расширяет наше образно-философское восприятие самого романа, помогает творческому осмыслению многих, не преходящих во времени социально-этических проблем. В последние десятилетия, наряду с возросшим интересом художников к этой теме, заметно активизировались усилия по коллекционированию и изучению таких художественно-графических произведений. В большой мере этому способствовало расширение обмена коллекционными материалами, информацией и специальными изданиями между собирателями-экслибрисистами разных стран. Появляется серия публикаций в нашей библиофильской периодике, посвященных отражению идей и образов «Дон Кихота»  работах советских графиков, в ряду которых видное место принадлежит таким мастерам пера и штихеля, иглы и литографского карандаша, как Е. Голяховский, П. Упитис, А. Калашников, Е. Тиханович, А. Мистецкий, Ф. Константинов, К. Козловский, Г. Ратнер и другие.

Острая характерность, внутреннее единство, стилевая завершённость отличают графические серии экслибрисных работ последних лет таких разных и интересных художников, как Э. Саес (Испания), Е.ДФеррейра (Португалия), Г. Раду (Румыния), Л.Л. Надь, К. Варкони, Л. Пока (Венгрия), Я. Водражка, Л. Русе: (Чехословакия), В. Якубовский (Польша), Г.Штауф (ГДР), Г.Отт. Г. Хуфферт (ФРГ). Работы этих художников известны повсеместно и пользуются заслуженным признанием у истинных ценителей искусства прикнижной графики.

Крупнейшим собранием экслибрисов, разнообразно отображающих мотивы романа Сервантеса и жизненные ситуации, ассоциируемые с его сюжетом, обладает известный португальский коллекционер Артур Марио да Мота Миранда. При его содействии в 1964 году Ассоциацией португальского экслибриса была издана книга «Дон Кихот» в искусстве экслибриса». Автор и составитель книги-альбома профессор Груж Мальпике. В этом библиофильском издании, отпечатанном в количестве 215 экземпляров, пронумерованных и подписанных автором, воспроизведено более ста тридцати экслибрисов, выполненных в технике ксилографии, линогравюры, офорта (из них 22 работы — в нескольких цветах), с подлинных досок художников из десяти стран мира. Не так давно вышло добавление к этому уникальному изданию.

Многим собирателям прикнижных графических миниатюр хорошо знакомо имя румынского коллекционера и пропагандиста современного книжного знака, доктора медицины Эмиля Болота, собравшего большую и интересную коллекцию экслибрисов, посвященных «Дон Кихоту». Большинство прикнижных миниатюр для Э. Болота выполнены в дар лучшими графиками Европы, в том числе, и известными советскими художниками.

В 1977 году венгерский художник и искусствовед в области прикнижной графики Дьердь Пока завершил монографическую работу «Образы «Дон Кихота» в малой графике». На страницах этого оригинального исследования даётся аналитическое описание книжных знаков с донкихотовской тематикой на основе личного собрания экслибрисов, общим количеством более двухсот миниатюр, исполненных 120 художниками из 18 стран, в числе которых много произведений советских графиков. «Дон Кихот», — пишет он, — сегодня стал символом мира, доброжелательства и свободолюбия. Этот образ Сервантеса объединил его друзей во многих странах. Вот почему изображение героев романа на экслибрисах столь популярно в наше время... Отмечая реалистические достоинства романа Сервантеса, в котором «язык и стиль служат единой цели», автор монографии полагает, что именно этим можно объяснить довольно незначительное количество экслибрисов на эту тему, решённых в абстрактной или условной манере, т.е. имеющих аллегорические композиции. «Характерно, — отмечает он, — что изображение на экслибрисах одного Дон Кихота значительно реже, чем вместе с Санчо Пансой, как и изображение одного Санчо Пансы. Это продиктовано необходимостью смыслового и композиционного контрастов в этом диалектическом «союзе» человеческих антиподов. Примечательно и то обстоятельство, что почти нет ни одного книжного знака, где бы изображение Дон Кихота носило сатирический оттенок. Неудачные похождения рыцаря Печального образа изображаются, как правило, с сочувствием. Фигура его почти всегда в движении, в действии, в устремлённости к цели».

Следует отметить большую популярность этой тематики у библиофилов и художников Восточной Европы, чьи работы хорошо известны в нашей стране. Богатую творческую фантазию и мастерство проявил известный венгерский график Ласло-Лазар Надь в серии экслибрисных работ из 10 листов, часть из которых выполнена в нескольких цветах. Своеобразно интерпретируя сюжеты «Дон Кихота», художник сумел придать своим ксилографическим миниатюрам высокую эмоциональную напряжённость, образную выразительность. Некоторые из них имеют аллегорический характер и сопровождаются ремарками: «Воображение», «Фантастическое путешествие».

Об активном интересе советских экслибрисистов к дон-кихотовской теме в прикнижной графике свидетельствует то обстоятельство, что для многих художников эта тема в последние годы стала излюбленной, особенно притягательной, а для некоторых из них — ведущей.

Один из самых распространённых сюжетов в экслибрисах — борьба незадачливого рыцаря с ветряными мельницами. Зачастую мельницы присутствуют в композициях просто в качестве непременного «опознавательного» фона. Встречаются сюжеты сражения Дон Кихота со стадами баранов, с быками, марионетками... Образ сражающегося рыцаря — самый распространённый в этой тематике. В ряде композиций, помимо изображения главных героев романа, важная роль отводится коню Росинанту, который наделён Сервантесом многими качествами, присущими человеку. На некоторых экслибрисах Дон Кихот изображён с Дульсинеей, а иногда все три персонажа вместе. Встречаются, хотя и нечасто, изображения Санчо Пансы верхом на осле.

Из содержания романа известно, что хитроумный идальго был заядлым книгочеем. Именно чтение в конце концов подвигло его вступить на рыцарскую стезю и тем обессмертить в веках своё имя. Вот почему на ряде книжных знаков Дон Кихот изображён за чтением, либо в окружении книг. Книги, так или иначе, присутствуют во многих экслибрисах. В работах Ю. Бердникова, Л. Бодэ, Е. Голяховского, А. Мистецкого, Е. Желтухина, Е. Тихановича, А. Сапожникова, Н. Шамрилы, Е. Синилова, Ф. Молибоженко книги являются либо необходимым элементом (иногда в сочетании с портретом Сервантеса и его героями), организующим композицию знака в целом, либо — деталью, фиксирующей функциональное назначение миниатюры, её «прикнижность». Отличительной чертой  некоторых  экслибрисов является намеренный отход в их решениях от сюжетных ситуаций романа. По воле авторов экслибрисов мы можем увидеть Дон Кихота то в старой Бухаре (Г. Ратнер), то на фоне индустриального пейзажа или ультрасовременного города (К. Козловский). Росинанта ему иногда заменяет мотороллер (Б. Нена-хов), а в своём нескончаемом шествии по векам и странам легендарный ламанчский рыцарь верхом на Росинанте достигает даже невских берегов (А. Мистецкий). Мысль о донкихотском, подвижническом начале в трудовой, научной, творческой деятельности прочитывается в экслибрисах, изображающих Дон Кихота с профессиональными атрибутами владельцев знаков. Вместо копья и щита в его руках можно увидеть «орудия» художников (штихель, кисти, палитру), скальпель хирурга, перо журналиста, книги, розу...

В публицистическом сюжете, посвященном XV Международному конгрессу экслибрисистов (г. Блед, 1974), румынский художник П. Moгa в аллегорическ форме выразил идею необходимости активной борьбы за мир. этом своеобразном экслибрисе -плакате очень современно проявила себя, призывно зазвучала тема «донкихотовской» ситуации рыцарь с пером (вместо копья наперевес), верхом на России; поставленном на «гусеничные ход», атакует мельницу, чтобы защитить Земной шар от направленных на него бомб, замаскированных под мельничные крылья.

Иногда идея экслибриса носится в текстовую часть, в виде девиза,  афоризма, изречен! «Habent sua fata libelli» — Kниги имеют свою судьбу; или «Sic transit gloria mundi» — Так проходит земная слава (экслибрисы работы П.Упитиса). На книжном знаке, выполненном Ф. Молибоженко, для писателя Сергея Михалкова помещено народное изречение -«Прямиковое  слово что рогатина».

Монументальностью отличается книжный знак витебского графика Юрия Баранова, выполненный им для книголюба, активиста Московского клуба экслибрисистов СА Гудовича, полковника в отставке, в прошлом — штурмана истребительной авиации участника Великой Отечественной войны. В память об его участии в антифашистском движении в Испании художник изобразил на экслибрисе скульптурную группу знаменитого памятника Мигелю де Сервантесу и его героям в Мадриде.

Бесспорный приоритет в этой области прикнижной графики в нашей стране принадлежит народному художнику Латвии, профессору Петерису Упитису. Изящество, свобода и рельефность изображения, гармоничность композиционных решений, реалистическая чёткость в трактовке сюжетов присущи лучшим его графическим работам. Юмор и психологизм, как бы изнутри высвечивающие образную сущность «действующих лиц», в его книжных знаках нашли своё воплощение и в большинстве экслибрисов по мотивам «Дон Кихота».

Первый книжный знак из этой серии, насчитывающей ныне более 30 ксилографических миниатюр, художник выгравировал в 1962 году по просьбе известного польского коллекционера экслибрисов, издательского работника Кракова Антона Броша. На экслибрисе изображён Дон Кихот на Росинанте, преодолевающем гору книг. Острие рыцарского копья здесь заменено пером, символизирующем профессиональное «орудие производства» владельца экслибриса. Позднее для Антона Броша был выполнен второй вариант книжного знака с той: же сюжетной основой.

Через три года П. Упитис воплотил в графике образ верного оруженосца ламанчского рыцаря — Санчо Пансы, выполнив два экслибриса для таллинского искусствоведа Пауля Амбура. Ещё учась в университете, П. Амбур избрал темой своей дипломной работы трагикомическую эпопею Сервантеса, а затем в течение ряда лет труды его появлялись в печати под псевдонимом «С. Пянса».

На экслибрисе своего шведского друга Роланда Иоханссона П. Упитис изобразил Дон Кихота, переезжающего через мост из книг верхом на Росинанте. К XIII Международному конгрессу экслибрисистов, проходившему в 1968 году в итальянском городе Комо, художник создал, памятный знак для одного из участников конгресса, французского поэта Пауля Пфистера. Два экслибриса Петерис Упитис выгравировал одному из организаторов Международной федерации экслибрисистов, архитектору из итальянского города Комо—доктору Джанни Мантеро. В 70-е годы художник выполнил несколько таких работ для собирателей экслибрисов по мотивам романа «Дон Кихот» в нашей стране. Самые последние экслибрисы из этой сюиты Петерис Упитис преподнёс своим зарубежным друзьям — книгоиздателям из Голландии и Японии.

Всматриваясь в эти оригинальные графические парафразы — интерпретации образов романа Сервантеса, исполненные выдающимся художником из Прибалтики, во многих из них нетрудно уловить черты, внешне сближающие облик рыцаря и его оруженосца с персонажами латышской литературы и национального  фольклора. Дон Кихот у П. Упитиса далёк от привычного представления о рыцаре печального образа. Этот всадник на крестьянском коне, весьма отдалённо напоминающем тощего беднягу Росинанта, в его сюжетах часто выступает то в образе доброго вестника со штихелем вместо меча за поясом (как в автоэкслибрисе художника), то в качестве охранителя книжных сокровищ.

В одном из писем автору заметок на вопрос, в чём причина его неослабевающего интереса и увлечённости в работе над дон-кихотской тематикой в экслибрисе, большой мастер советского книжно-графического искусства Петерис Упитис указал на одно из главных тому объяснений — «изобразительный талант Сервантеса, дающий художнику в его работе бесконечно много творческих импульсов». С этим нельзя не согласиться.

В нашей стране популярность темы «Дон Кихот в экслибрисе» в среде книголюбов и почитателей прикнижной графики может быть сопоставима с такими традиционно сложившимися собирательскими персоналиями, как  «Пушкиниана», «Есениниана» и другими значительными литературными собраниями. «Рыпарями одного имени, чей пыл, чья увлечённость зажигают и других», назвал этих истовых собирателей-однолюбов замечательный русский художник, страстный библиофил и превосходный знаток книги Николай Васильевич Кузьмин. Это благодаря их «одной, но пламенной страсти» собираются уникальные коллекции, служащиe людям, организуются выставки, пропагандируются лучшие образцы книжно-графического искусства, ярко отображающие высокий уровень духовных связей читателей с книгой, с обществом, огромную радость общения между людьми и странами.

Среди наших соотечественников значительные собрания графической «Донкихотианы» созданы известным московским журналистом и пропагандистом искусства книжного знака, автором ряда художественных монографий об экслибрисе Е.Н. Минаевым; научным сотрудником Государственной библиотеки им В.И. Ленина В.Д Перкиным; издательским работником, пропагандистом и исследователем географии советского экслибриса Я.Л. Бейлинсоном; ученым-химиком, активным экслибрисистом из Минска М.И. Минкевичем; инженером-книголюбом из Могилева Н.Л. Великановым; механиком-прибористом из Тарту С.А. Бреховым. Пользуется известностью в мире экслибрисистов «донкихотский» раздел семейной коллекции прикнижной графики Пауля и Эне Амбур из Таллинна Интересные собрания на эту тему имеют также книголюбы и экслибрисисты Ленинграда и Львова, Риги и Баку, Киева и Воронежа.

Читая знаменитый роман великого испанского писателя, мы зримо представляем себе его легендарных героев, их необыкновенные подвиги и жизненные перипетии. Из этих ярких многокрасочных образов и сюжетов художники многое черпают для своих работ. Духовная красота героев Сервантеса, важность и вечность темы романа непременно требуют от исполнителей прикнижных графических миниатюр наиболее оригинальных, подлинно художественных выразительных средств, чтобы в полную силу зазвучала в них, по образному определению тонкого исследователя и ценителя книжной графики профессора А.А. Сидорова, «волшебная речь малых гравюр».

Предлагаем Вашему вниманию коллекцию графики, гравюр, (в том числе, и экслибрисов), собранную интернет-магазином "Артимекс"!

Российский экслибрисный журнал, №8, 2008 год

Регистрация на лекцию и мастер-класс

Ваше имя
Ваш e-mail


Оставьте Ваш емейл или телефон

Ваш телефон
Хотели бы Вы получать рассылку-расписание наших лекций?
Сообщение*
Какой мастер класс Вы бы хотели посетить? Обязательно сообщите дату предполагаемого посещения.
Отправить

* Пожалуйста укажите в сообщении Название лекции, которую вы хотите посетить.

* Если вы планируете прийти на лекцию с кем-то, то пожалуйста укажите имя человека, с которым вы хотели бы посетить данную лекцию.

* Пожалуйста зарегистрируйтесь на наш предложенный мастер-класс или напишите пожелания - какая тема лекции была бы Вам интересна.

Мы стараемся готовить лекции интересные для Вас! 

 

Если есть вопросы, не стесняйтесь их задать! Мы будем рады на них ответить!